ШЭР — Рациональный журнал

Как в Европе и США общественный транспорт становится приоритетным, какие у этого есть экономические и экологические плюсы и какие планы у Москвы?

Во время пандемии природа очистилась: дикие животные появились на улицах городов, а дышать стало легче. Благодаря карантинным мерам, углеродного газа в атмосфере стало меньше, а пластикового мусора на свалках — наоборот больше. Разберемся, как из-за карантина изменилась окружающая среда и какие последствия нас ждут.

Поздняя автомобилизация постсоветов повлекла за собой множество ошибок в соотнесении структур для личного и общественного транспорта — ведь чужой пример не всегда понятен и очевиден. Сегодня мы посмотрим на успешный опыт городов, где сумели победить пробки и создали город для людей.

Что случилось в мире микромобильности за прошедший год и какое влияние на нее оказала пандемия? Что произошло в России и во всем мире, чего можно ожидать в будущем?

Что такое Геомедиа, как они меняют нашу повседневную жизнь, представление о городе и этике? Рассказываем об одном из важнейших теоретических понятий для описания современных городов.

, 14 февраля

В последние годы более 100 стран заявили, что стремятся достичь углеродной нейтральности к 2050 году. Разберемся, что это такое и как страны планируют прийти к своей цели.

Согласно плану, Амстердам сократит выбросы углерода на 48% к 2030 и на 95% к 2050 году. Что для этого уже делается, что в планах, и как здесь строят целый энергопозитивный район?

Как объединить разные виды транспорта в одну стройную систему, а еще сделать ее удобной, оснастить правильными подходами и понятной навигацией? Как действительно должен быть устроен ТПУ или, если по-другому, хаб?

Когда произошла фетишизация зелени, что дерево в городе значит для современного человека и какова история формирования зеленого пояса Москвы?