Крыша как новый двор: переосмысление пространства
, 14 октября, 2020 г.
Павел Гнилорыбов
директор креативного бюро «Архитрав», основатель и главный редактор проекта «Архитектурные излишества», специалист по исторической урбанистике

Многие здания в эпоху «зеленой архитектуры»  строят с расчетом на эксплуатируемую крышу – пространство, где могут располагаться небольшие огороды, зеленые пространства, места для соседских посиделок.  В месяцы пандемии вопрос становится даже более актуальным – можно ведь, раздав собственникам или арендаторам помещений смарт-карты, обеспечить доступ на крышу и открыть ее для прогулок? Крыши Петербурга давно стали символом города и объектами туристического паломничества.

Подобные пространства в России развивать не хотят – ссылаются на бесконечную зиму, а те небольшие постройки, что уже возведены на крышах, нещадно сносят. Так, в Тимирязевском районе москвич разбил на крыше зимний сад, но в ТСЖ посчитали это захватом общедомового имущества. Но исторические документы доказывают обратное:  крыши активно эксплуатировались и в Российской империи, и в эпоху раннего Советского Союза.

Активное озеленение крыш использовали в Петербурге, тогда являющемся столицей страны. На некоторых домах можно было встретить настоящие «висячие сады».  В 1912 году в Москве появляется знаменитый дом Нирнзее, «тучерез» высотой 40 метров в Гнездниковском переулке. Квартиры для богатых холостяков в 30-40 «квадратов» пользовались повышенным спросом. Но сильнее всего горожан манила крыша – оттуда открывался потрясающий вид на Москву!

Наверху в 1916 году даже открыли ресторан. Его рекламировали так: «Единственное летом место отдыха, где в центре города представляется возможность дышать горным воздухом и наслаждаться широким открытым горизонтом — незабываемые виды на всю Москву с птичьего полета». По вечерам играл оркестр, за право входа на крышу брали 20 копеек (около 200 рублей на современные деньги).

В послереволюционной Москве крыша заменяла жильцам двор – там играли в волейбол, катались на велосипедах и самокатах, по ночам рассматривали звезды в телескоп, а зимой заливали каток. Рядом находились несколько детских садов, их воспитанников тоже «выгуливали» на крыше.  Это было так необычно – совмещать простые бытовые радости и наслаждаться видом на многотысячный город. О «нирнзеевой» крыше писал Булгаков: «Не то дым, не то туман стлался над ней, но сквозь дымку глядели бесчисленные кровли, фабричные трубы и маковки сорока сороков». Сейчас о былых вольностях остались только воспоминания – по крыше «гуляют» только работники технических служб.

Но идею открытых крыш молодые советские архитекторы не забросили: в стране было много больных туберкулезом, поэтому пространство для солнечных ванн старались обустроить в каждом удобном случае. Кроме того, входили в моду массовые мероприятия, начиналось обобществление быта – считалось, что в будущем мы будем жить не отдельными семьями, а коммунами.

Например, жители конструктивистских домов на Шаболовке в 1920-е годы использовали крыши в качестве солярия, смотрели здесь кино. В доме «Обрабстроя» на Басманной вплоть до 1960-х годов крыша функционировала в качестве смотровой площадки и прогулочного пространства для местного детского сада. Передовую привычку переняли жители знаменитого «дома на набережной» напротив Кремля. Его жители умудрились чуть ли не делить крышу на частные кусочки территории, Карл Радек заливал на своем клочке каток, позже в моду вошли шезлонги.

От идеи не отказывались  и в позднесоветское время. О преимуществах занятий спортом на крыше в 1982 году писал А.П. Банин: «Спортплощадки на крышах эффективны и тем, что удалены от шума, пыли и выхлопных газов, а эксплуатируемая кровля служит дольше благодаря уходу. Насыпные основания площадок на крышах с почвой и растительностью будут изолировать кровлю от перегрева летом и теплопотерь зимой…»

Еще Ле Корбюзье, разрабатывая типологию жилья и внедряя знаменитые крыши-террасы с садами, заставил современников взглянуть на крышу под новым углом. Пора и России рассматривать крышу как новый двор, особенно в перенаселенных городах вроде Одинцова или Люберец. Это не просто «модная» тенденция в условиях нехватки или дороговизны земли, а совершенно иное восприятие окружающего пространства. Советские фантасты часто рисовали многоуровневый город. Если подземный и наземный уровень мы уже освоили, то почему бы не привести в порядок крыши и заниматься там йогой?