Креативные заводы
, 14 октября, 2020 г.
Эмма Тарасенко
культуролог, философ, независимая исследовательница

Как появились креативные кластеры, зачем они нужны или не нужны городу и почему сегодня они располагаются в стенах бывших заводов?

Креативность. Оптом

Многим сегодня знакомы (и многими любимы) московские «Артплей», «Флакон» или «Красный Октябрь», разместившиеся в зданиях дореволюционных заводов. Их принято называть «креативными кластерами» или «креативными пространствами». Первые подобные места появились в Австралии в начале 2000х, и за 20 лет они успели распространиться по всему миру. Что же собой представляют «креативные пространства»? Почему они размещаются на индустриальных территориях? И оправданно ли их считают панацеей от банкротства промышленности и залогом успешного развития города?

Сегодня четких критериев для таких мест нет. Они могут состоять из компаний смежных сфер деятельности, например, звукозаписывающих копаний, как в Миланском Superstudio. Или из представителей самых разных отраслей, задействованных в работе над одним проектом, как это было при исследовании потенциала верфи в Роттердаме. А могут попросту предоставлять помещения для аренды компаниям со схожей политикой, принципами или целевой аудиторией. Но все эти разные формы имеют две общих особенности: общее пространство и потенциал для взаимодействия и создания коллабораций. Второе во многом достигается при помощи первого.

Резидентами креативных пространств становятся представители «креативных индустрий». И определение этого загадочного слова тоже отнюдь не однозначно. Традиционно креативный класс связывали с художниками, музыкантами и прочими творческими профессиями, но сегодня определение получает гораздо более широкие и экономически основанные трактовки. Например, для Джона Хопкинса ключевым в определении «креативных индустрий» оказывается создание интеллектуальной собственности, то есть, чего-то, что потребителем во принимается как новое. А значит, в эту категорию могут попасть и архитектурное бюро, и производители высокотехнологичных 3d-моделей.

Итак, идеальный, правильно работающий кластер представляет собой среду обмена ресурсами среди тех, кто создает нечто новое.

Красный Октябрь

Это (не) производство

Но почему же все-таки заводы? Разве нельзя организовать креативное пространство в новом здании?  Исследователи Каролин Шопен и Ник Клифтон показывают, что эффективность креативного пространства связана с местом, где он расположен, а все успешные кластеры располагаются приблизительно одинаково — в старинных индустриальных зданиях. Происходит это по нескольким причинам:

Причина 1. Просто выгодно 

Креативные кластеры начинают появляться в момент упадка индустриального производства. Пустеют заводы. Готовое здание занять намного проще, чем строить новое. Хрустально-стекольный завод Дютфуа (в советское время Хрустальный завод имени Калинина) функционировал с середины XIX века, но к 2000 году он окончательно обанкротился. Единственным ресурсом стало само здание, в котором в 2009 открылся небезызвестный дизайн-завод Флакон.

Фактически, для новых арендаторов или резидентов готовое здание становится настоящей находкой, ведь оно позволят сэкономить значительную часть стартового капитала. А владельцам проще использовать помещение как ресурс, что бы хоть как-то компенсировать убытки.

Причина 2. Так сложилось исторически

Не только молодые компании заинтересованы в помещениях. Заброшенные здания в результате сквоттинга (самовольного захвата) часто становятся бесплатной площадкой для художников, а за художниками подтягивается и остальной «креативный класс». В безжизненных пространствах начинают происходить интересные события, перформансы и выставки. Туда стягивается молодежь, место ставится популярным.  Заброшенный или опасный район становится престижным и элитным. Такой была история лондонского Шордитча, одного из самых популярных сегодня мест.  Процессы джентрификации — реконструкции пришедших в упадок районов и повышением их статуса  — подробно описывает Шарон Зукин. И привлечение художников для создания нового образа — одна из самых популярных стратегий.

Иногда государство поддерживает такие перемены финансово, но чаще этим занимается бизнес — недвижимость в таких районах первоначально дешевле, пока их окружает ореол индустриальности и неблагополучности.

Причина 3. Ближе к центру

Джин-Ляо Хе и Ганс Гебрадт исследовали креативные пространства в Шанхае в сравнении с европейскими городами. Оказалось, что одной из важных черт старинных зданий здесь, как и в Европе, оказалось расположение. Все они находятся недалеко от центра города. А значит здесь уже высокая транспортная доступность и возможность привлечь жителей и туристов из центра.

Причина 4. Символическая 

Но индустриальные здания это не только готовое помещение в хорошем месте. Это своя история, символика и часто кирпичная кладка. Альберто Ванного утверждает, что для создания образа города работать нужно с уже наличным, интерпретировать имеющиеся ассоциации и представления о городе, а не привносить что-то радикально новое. Так, здания заводов становятся не только материальным, но и символическим ресуросм. К ним больше применимо понятие «ауры подлинности» Вальтера Беньямина, чем к к новым зданиям, ведь у них уже есть история, характерные черты облика и место на ментальной карте города. Они связаны с историей места и потому аутентичнее «новоделов».

Кроме того, происходит «переворачивание»: с одной стороны индустриальное символически меняется на кредитное вместе с обитателями зданий, с другой — и то, и другое предполагает производство.

Дизайн-завод Флакон

Городу это нужно (?)

Главный «козырь» креативных пространств — возможность находить партнеров и совместно использовать ресурсы. Создать более крупные проекты, а значит ощутимее влиять на город и его экономику. Открывать новые рабочие места и притягивать жителей и гостей города.

Успешность города по параметру креативных индустрий даже научились измерять. Показатель Creative City Index определяет соотношение развития городского пространства и долей и спецификой креативных индустрий. Его разработали и впервые применили в 2008, собрав подробную статистику практически по всем европейским городам. Основную роль здесь играет развитие креативных кластеров.

Дэвид Хезмондалш пишет, что «креативные индустрии» непосредственно вовлечены в формирование нашего понимания мира. Сотрудничество тех, кто производит продукты с теми, кто производит идеи, кажется одним из самых удачных вложений для города: одни расскажут, как нужно, другие спроектируют, третьи придумают айдентику.

Но всегда ли они работают так, как задумывалось? Одним из очевидных и ощутимых побочных эффектов оказывается предпочтение «отсталому индустриальному» «нового креативного». Часто они занимают бывшие индустриальные территории — здания заводов и фабрик, верфи и зернохранилища, на которых производство остановилось годы или даже десятки лет назад. А с количеством «кластеров» растет и тенденция замещать «индустриальное» «креативным». В городах, экономика которых строилась на производстве, вдруг пытаются изменить все и сразу, отрицая ту самую аутентичность старинных зданий, превращая их в «контейнер» и отказываясь от интерпретации места. Да, здесь открываются новые рабочие места, но чтобы их занять нужна переподготовка. Покупательная способность местных жителей не увеличивается, и экономика города не спешит возрождаться. Часто такие кластеры не направлены на решение конкретных проблем города, а у резидентов слабые основания для коллабораций. Такой «кластер» часто оказывается бизнес-центром в необычном здании и приносит городу намного меньше пользы, чем мог бы принести завод.

Но множество неудачных опытов создания креативных пространств затмевают рассказы об удачных проектах. Например, таких как Research Design and Manufacturing — кластер в Роттердаме, который исследовал потенциал заброшенной верфи и не только обеспечил несколько сотен новых рабочих мест, но сделал основным своим проектом развитие в недавнем прошлом главного ресурса города. Таким образом, он не только заполнял пустующее помещение, но отвечал на проблемы, потребности и запросы города.

Research Design and Manufacturing Campus

Из чего сделан хороший кластер?

Итак, идея креативных кластеров кажется хорошей, но как воплотить ее правильно? Как мы уже увидели, у кластера есть два выраженных параметра: тип связи резидентов и специфика пространства. Конечно, они связаны и между собой.

Успешные кластеры использовали старые индустриальные здания, но отнюдь не все из тех, кто их использовал, стали успешными. Помимо расположения и материального ресурса здания, у бывших предприятий есть история и длительная связь с городом. Потому замещая их кластеры претендуют компенсировать и эту связь. А значит, их главной задачей становится работа с городом, местным комьюнити, их проблемами и потребностями. Приходя в здание с историей резиденты получают не только красивую кирпичную кладку, но спектр условий, в которых предстоит работать. И это пространство должно создать потенциал диалога для различных резидентов с различными ресурсами, а возможно, настроить их на решение конкретной проблемы, как в случае с верфью в Роттердаме.

Успешный креативный кластер — это отношение к городу и его ресурсам, взаимодействие с местным сообществом, возможность для разлитых отраслей и направлений координировать ресурсы и узнаваемое лицо. И старинные здания заводов подходят для этого идеально.