Зеленая инфраструктура
, 28 декабря, 2020 г.
Даниил Веретенников
Урбанист, архитектор, градопланировщик

Ценность зелени в городе люди осознавали всегда. Однако простой парк или даже небольшой сквер зачастую был непозволительной роскошью для древних и средневековых городов. Рост городского населения, в Новое время подстегиваемый промышленной революцией, привел к появлению образа капиталистического города, хорошо известного по классической литературе XIX века, – грязного, тесного, с колоссальным социальным неравенством, крайней степенью антисанитарии и периодическими эпидемиями. 

Реакцией на сложившиеся условия жизни в крупнейших городах Европы стали многочисленные концепции оздоровления городов, начавшие появляться в конце XIX века. Наибольшую популярность обрела концепция «города-сада» английского философа Эбенизера Говарда. 

Идея Говарда состояла в том, что вместо существующих антигуманных индустриальных городов нужно начать создавать систему многочисленных поселений, каждое из которых будет сочетать в себе лучшие атрибуты города и деревни и иметь ограничение на количество жителей. Кроме того, что города-сады должны обладать всеми необходимыми для полноценной жизни культурными, социальными, административными и хозяйственно-бытовыми объектами, они должны развиваться в тесной связи с природой, утопать в зелени и оберегать от застройки окружающие ландшафты. По всему миру были построены сотни новых городов, вдохновленных идеями Говарда и в разной степени им соответствующих. В некоторых странах эти идеи интерпретировали весьма вольно, зачастую копируя только планировочные принципы и игнорируя социально-экономический базис, на важности которого настаивал Говард, но несколько примеров городов-садов, основанных в первой половине XX века, можно найти и в России.

Во второй половине XX века, в период модернистского градостроительства, идея оздоровления городов через развитие их природной составляющей постепенно уходит из авангарда градостроительной мысли: многие болезни к тому времени были уже побеждены, канализация и система мусороудаления стали нормативными элементами городских инфраструктур, а идея утопания застройки в зелени стала базовым принципом индустриального домостроения. 

Советские города были зелеными в полном смысле этого слова. Широкие улицы и просторные дворы щедро озеленялись трудами работников городского хозяйства и самих жителей, либо зарастали стихийно. Однако форсированная автомобилизация, захлестнувшая наши города на рубеже прошлого и нынешнего веков, привела к эрозии их природных фондов: деревья и кустарники массово вырубались под расширение улиц и строительство парковок. Во многих городах это продолжается и сегодня. 

Сравнивая старые фотографии Петербурга с современными видами тех же мест, осознаешь поистине ужасающий масштаб вырубок, которые постигли город в последние 30 лет. «Облысели» многие скверы, исчезли целые бульвары, некогда зеленые набережные рек и каналов превратились в безжизненные гранитно-асфальтовые магистрали. В защиту зелёных насаждений активисты организовали несколько общественных движений, которые пытаются контролировать ситуацию с вырубкой деревьев и занимаются популяризацией полузабытой, но не потерявшей актуальность идеи зелёного города. 

Одним из таких движений стали «Зелёные лаборатории». Это скорее даже не активистское движение, а профессиональное объединение молодых архитекторов и городских планировщиков. Точнее, планировщиц. Девушки занимаются исследованием природной инфраструктуры городов, ее свойств и перспектив развития. 

Природная (зелёная) инфраструктура – такая же неотъемлемая часть города, как инфраструктура инженерная, транспортная или же социальная. Это сложная и многослойная система жизнеобеспечения города, в которую входят, помимо самих деревьев и прочей растительности, компоненты водного каркаса (городские реки, ручьи, озёра и другие водоёмы), инфраструктура управления сточными и грунтовыми водами, инструменты климатического контроля, механизмы поддержки городских экосистем и биоразнообразия и многое другое. 

Важная часть деятельности «Зелёных лабораторий» – экологическое просвещение. В своем блоге, а также лекциях и проектно-исследовательских воркшопах, которые они устраивают для студентов разных вузов, «Зелёные лаборатории» уделяют большое внимание продвижению концепта экосистемных услуг – ключевого понятия экологии города, через оптику которого более четко определяется вклад природы в качество городской среды и уровень жизни горожан. Вот что участницы «Зелёных лабораторий» пишут об экосистемных услугах:

Природа, в частности деревья, оказывают экосистемные услуги. Это прямой и косвенный вклад экосистем в создание условий для жизни человека и его здоровье.

Экосистемные услуги делятся на три большие группы:

1. Обеспечивающие

Природа дает воду, сырье для жизни. Плоды растений ― продукты питания, дерево, камень ― строительное сырье, целебные растения и травы ― сырье для изготовления медикаментов. У этих составляющих есть рыночная цена.

2. Регулирующие 

Деревья снижают температуру в жару на 0,4-3°C и сохраняют природный ландшафт: корнями, удерживают почву и предотвращают эрозию естественных берегов рек. Деревья защищают от сильного шума и ветра, очищают и обеззараживают воздух, а также быстро впитывают влагу, предотвращая затопления городских улиц.

3. Культурные

На природе улучшается ментальное и физическое здоровье. А также природная среда ― источник вдохновения для искусства и науки.

Аппарат концепции оценки экосистемных услуг позволяет оценить вклад природы в жизнь города самым непосредственным образом – в денежном эквиваленте. Когда появляется способ оценить масштабы тех средств, которые природа позволяет сэкономить городскому бюджету, приходит осознание важности зелёной инфраструктуры и необходимости заниматься её исследованием и проектированием.