Справедливая мобильность
, 20 августа, 2020 г.
Артем Герасименко
урбанист, основатель Центра «Здоровые города», автор одноименного Телегам-канала, в 2014-2016 гг. руководил проектами Дептранса Москвы

Весной 2020-го года во всем мире закрывались границы, становились на долгую стоянку самолеты, швартовались в портах без права схода на берег круизные лайнеры, на страницах ведется речь о способах и политиках повышения доступности любого мирового пространства, причем для каждого человека, независимо от социального статуса, дохода и национальности. Параллельно в США проходили массовые гражданские протесты, спровоцированные жесткостью полицейских по отношению к темнокожим. За два года до этого свет увидела книга Мими Шеллер (далее — М.Ш.), затрагивающая и проблему мобильности, то есть перемещение человека между различными географическими точками, социальными стратами и статусами самоопределения. Рассматривать приведенную далее концепцию необходимо с пониманием того, что разработана она была в 2018 году, а материалы собирались годами ранее – заметно раньше карантина, накрывшего мир в 2020 году.

Откуда взялась теория справедливой мобильности?

Мими Шеллер – Профессор Социологии и Директор центра исследований и политик мобильности в Университете Дрексела, частном исследовательском университете в Филадельфии, США. Академическая карьера профессора Шеллер складывалась в бакалавриате по истории и литературе, магистратуре и докторантуре по социологии и научной работе после; её первая книга “Democracy After Slavery: Black Publics and Peasant Radicalism in Haiti and Jamaica”, посвященная пост-колониальному развитию карибских стран, в 2002 году получила специальную награду Choice Magazine. Заниматься темой мобильности Шеллер начала в главе в книге-сборнике “The New Mobilities Paradigm” в 2004 году – тогда она и выдвинула тезис о том, как современные технологии формируют новый тип дистанционных связей, которые напрямую и критически влияют на социальную жизнь. В 2014 году была опубликована работа под названием “Mobility and Locative Media: Mobile Communication”, посвященная вопросу связи локальных трансформаций и мобильности в контексте технологий связи и медиа. Помимо этого, в профессиональной жизни Шеллер были многочисленные лекции и статьи, которые также стали важными этапами на пути к написанию нынешней работы – о них она подробно рассказывает в предисловии, также выделяя повлиявшие на нее мировые события: кризис беженцев из Сирии в 2015 году, движение Black Lives Matters и рост насилия в Америке и Мексике. 

В чем проблема?

Изложение своей концепции Мими Шеллер начинает с того, что обозначает сложившуюся глобальную ситуацию как «Тройной кризис», в котором сплелись воедино климатический кризис, кризис урбанизации и кризис беженцев. Задачей книги автор видит выявление связей между тремя этими кризисами из разных сфер и формулирование проблемы, решение которой способно повлиять их их преодоление. Для этого она вводит понятие “(им)мобильности” — (im)mobilities — как основной характеристики режима существования субъекта, независимо от контекста и сферы. Другим измерением, в котором предлагает оперировать автор, является масштаб. Именно благодаря масштабу проблема (им)мобильности рассматриваемая часто как локальная недоступность городской инфраструктуры, может быть спроецирована с одинаковым успехом и на межличностное общение, и на движение энергии и планет в космосе.

В отличии от распространенного взгляда, мобильность рассматривается не только в контексте городского транспорта, но и как малейшие изменение на персональном уровне под влиянием расовых, социальных, гендерных и прочих параметров; как перемещение через границу в различных жизненных сценариях — от беженца до студента элитного колледжа; а также как перемещение товаров и услуг по цепочкам производства и потребления в глобальном масштабе. Для того, чтобы снизить неравенство в сфере мобильности, все факторы, влияющие на течение и участников этих процессов должны быть систематизированы и рассмотрены в увязке между собой, считает автор книги, ведь в противном случае новую парадигму мобильности создать не получится.

Для изучения этого сложного комплекса исследователь предлагает рассматривать одновременно движение объектов, людей и информации, выявляя связи между микро- и макро-уровнями, и определяя новые перспективы взглядов на проблемы, сразу же предлагая несколько таких перспектив:

  • Климатический кризис – обозначается как результат непомерного бесконечного желания двигаться, которое при нынешних темпах может привести к тотальному краху биосферы к 2100 году. Рост числа ураганов, наводнений и пиков аномальной жары приводятся в пример как основные его проявления. С мобильностью этот кризис связывается следующим образом:
  • Во-первых, основной объем выхлопных газов выбрасывают различные транспортные средства. 
  • Во-вторых, освоение диких земель разрушает экосистемы, а строительство также генерирует значительный выброс. 
  • В-третьих, климат стимулирует людей менять место жительства, перемещаться и бросать уже созданные ресурсные базы и инфраструктуры. 

Анализируя ситуацию по всему миру, М.Ш. констатирует, что пока все достижения меркнут на фоне негативных трендов (которые в 2017 году выглядели как рост потребления углеводородов и выход США из Парижских климатических соглашений). Автор утверждает, что работа по снижению скорости изменения климата является не только инженерной задачей, но и социальной, политической, экономической и культурной. 

  • Кризис урбанизации представляется как повсеместный рост и расползание городов, рост зависимости в жизни в них от автомобилей, рост необходимых для поддержания их работы ресурсов; как итог – пробки, грязный воздух, перебои с электричеством и водой и потеря биоразнообразия.

Более того, растущие мегаполисы становятся все менее гибкими перед лицом последствий климатических изменений, что не позволяет эффективно внедрять технологии устойчивого роста  – а это, в свою очередь, делает их вместе с жителями более уязвимыми для будущих катастроф. В качестве эффективной меры М.Ш. называет новые тренды в виде сервисов транспортного шеринга и беспилотных автомобилей, но тут же ссылается на ученого Тима Шванена, поставившего вопрос о том, кто на самом деле является пользователем и бенефициаром подобных нововведений – ведь по мнению исследователей, в жизни бедных людей они не меняют ничего, оставаясь им недоступными.

  • Кризис беженцев описывается как комплекс событий, начиная от волн миграции из охваченных войнами и насилием стран, смерть тысяч людей в пути, существование на грани выживания в специальных лагерях и маргинализацию и полную исключенность из полноценной жизни даже в случае успешного преодоления границ благополучных государств. Связывая войны на Ближнем Востоке с борьбой стран за контроль над нефтяными месторождениями, М.Ш. также приходит к выводу о роли мобильности и экономики потребления в провокации кризиса беженцев. 

Для того, чтобы эффективно бороться с представленными кризисами, М.Ш. предлагает обратиться к так называемой “парадигме новой мобильности”. В компактном виде её суть сводится к мультидисциплинарному взгляду на мобильность, как постоянно изменяющуюся систему. В ней “Новая мобильность” – существовавший во все времена этап, предвосхищающий возникновение новых объектов, пространств и измерений. Как пример предыдущего цикла развития мобильности указывается «пространственный поворот» – интеллектуальное направление в гуманитарных науках, делающее упор на место и пространство, и оперирующее количественными методами.

Автор предлагает называть все политики и законы, затрагивающие вопросы мобильности, кинетической политикой, представляющей собой сильную формы власти, корни которой уходят глубоко в историю. В качестве основополагающей работы приводится исследование Хагар Котеф, изучавшей либерализм как режим регулирования свободы передвижения, где в частности констатируется, что “свобода передвижения для одних всегда ограничивает или отрицает существование других”. Хагар в своей работе утверждала, что любое пространство, где происходит движение,  становится политическим, а отношения в нем формируются исходя из существующих возможностей и преград. Таким образом, также подчеркивается важность контроля над сферой мобильности в любой политической системе.

Как сделать мобильность более справедливой?

Изучая справедливую мобильность в сферах транспорта, расовой сегрегации и климатического неравенства, М.Ш. предлагает использовать выработанные методы гармонизации для создания более справедливых социальных и государственных систем. Согласно ее концепции, для этого необходимо будет сфокусироваться на нескольких основных вопросах:

а) несправедливость в сфере телесности: гендер, возраст, раса, способности, сексуальная ориентация; всё с учетом рабства, сопротивления, расовой и классовой борьбы, эмансипации, прав квир-сообществ и людей с особенностями развития;

б) борьба за права на город, свободы передвижения, а также несбалансированное развитие на уровне городов, регионов, стран и всего мира;

в) транснациональная мобильность в виде пересечения границ, торговли рабским трудом и регламентов депортации;

г) политика обращения товаров, услуг, ресурсов и отходов как на глобальном, так и повсеместно на локальном уровнях.

Также М.Ш. обращает внимание, что задачей не является стимулировать мобильность, ведь в ряде случаев она (например, в случае беженцев или автомобилистов) может быть символом неприятия существующего режима мобильности и попытки его избежать или изменить. Учитывая, что в истории существует ряд успешных примеров подобных изменений, профессор Шеллер утверждает перспективность дальнейших изменений через изучение сложившейся ситуации и выстраивание новой системы мобильности на ее основе.

Еще пару месяцев назад был популярен тезис о том, что мировая эпидемия коронавируса принесла миру не только экономический кризис и человеческие страдания, но и возможность перегруппироваться и немного изменить траекторию глобального развития. К концу лета тезис вспоминается уже редко. Нет, не потому что ничего не случилось – какие-то шаги были предприняты, их результаты мы увидим через время. Но системные трансформации требуют колоссальных скоординированных усилий, они могут занять внимание нескольких поколений. Концепция профессора Мими Шеллер прекрасна тем, что, ставя своей целью сделать мобильность по-настоящему справедливой, она обозначает ряд важных проблем, решение которых самих по себе поможет создать более справедливое и устойчивое к катаклизмам и вызовам общество.