Ритмы города — ШЭР

Ритмы города

04 декабря, 2020 г.
Эмма Тарасенко
культуролог, философ, независимая исследовательница

Утро, день, ночь и снова утро

Утро, в вагон метро пытаются зайти с полсотни человек. Давка, скученность. Электричка прибывает на станцию раз в полчаса и резко пополняет уже подземные поезда. В двух следующих будет намного свободнее. На протяжении дня будут спады и пики активности. Каждое утро и каждый вечер повторяют друг друга.

У города множество своих ритмов. Французский философ и социолог Анри Лефевр предложил понятие «ритманализ». Он писал, что ритм — это единство места, времени и практик. По Лефевру, ритмы могут быть циклическими или линейными. Часы пик и спад активности в метро — это циклические ритмы, они повторяются в определенное время, как смена дня и ночи. Автомобильные гудки в пробке, пощёлкивание клавиатуры и шум вечернего сериала — это линейные ритмы. Если же в пробке сигналят каждое утро, то линейный ритм уже вложен в циклический. Совокупность ритмов способна описать город в его целостности и изменчивости: его константы и переменные, периоды активности и затишья, пустующие и перенасыщенные локации. Ритманализ — преодоление разрыва пространства и времени. Лефевр полагает, что город существует не только в трех измерениях — высоте, ширине, глубине, он постоянно изменяется. Сама его структура не позволяет говорить о вневременной протяженности.

Слушать город

Звуки — одни из самых ярких и заметных городских ритмов. Автомобильный гудок, шум шин по мокрому асфальту и короткий «вздох» открывающихся дверей автобуса. Ежедневно нас окружают гулы и шорохи, разговоры и мелодии. Так звучит город. Каждая локация может звучать особенно, даже уникально. По характерному стуку каблуков по плитке можно опознать район или улицу.

Звуковой ландшафт города (Urban Soundscape) исследуют психологи, урбанисты и художники. Для этого звук записывают и анализируют. Распределенные в пространстве, изменяющие и повторяющиеся они создают представление о меняющейся городской среде. Университета Турина и Nokia Bell Labs запустили совместный исследовательский проект под названием «Chatty Maps». Они записывают звучание городов на улицах крупных городов и показывают соотношения источников звука. Например, в центре Лондона транспорт — источник более 80% шума. «Chatty Maps» позволяют проникнуть в среду из любой точки мира и рассматривать, как звуки влияют на окружающую обстановку, насыщенность и характер жизни в конкретном районе.

У города есть собственное звучание. Но повлияет ли на восприятие привнесённый звук? Например, музыка в наушниках. Представьте, что вы идете по одной и той же улице под ритмичный джаз, быстрый поп или размеренную классику. Изменятся ли ощущения? Изменится ли ваш собственный темп? Екатерина Бунич в работе «По городу с плеером» утверждает, что восприятие городского ландшафта меняется в зависимости от музыки в наушниках. «Управляй плеером — управляй городом». Темп, громкость, характер заставляют людей двигаться иначе и иначе взаимодействовать с окружающей средой. В 2018 году проект Ирины Горбачевой «Я Танцую По Москве» предложил участникам надеть наушники и перемещаться по городу буквально в танце. Все слышат одну и ту же музыку, и указания инструктора. Дополнительное «звуковое» измерение меняет взгляд на привычные локации. Участники переосмысляют свой опыт пребывания в этих местах, они начинают взаимодействовать с ними непривычным способом. Звук может изменять восприятие пространства, а значит корректировать его. В случае «Я Танцую По Москве» происходит буквально интервенция музыки в городскую среду, но только для тех, на ком надеты наушники.

Звуковой ландшафт помогает понять устройство среды. Например, если следить за ритмами, можно установить, где безжизненные места, а где слишком большая концентрация шум, людей и событий.

Особенные ритмы города?

Ритманализ позволяет описать не только города, но любые населённые пространства. Однако в городе ритмы сильно отличаются, например, от сельской местности. Многоэтажные торговые и бизнес центры, крупные транспортные узлы позволяют происходить множеству событий одновременно. Встречи и расставания, крупные сделки и покупка кофе, однократные посещения и циклические поездки на работу — все это происходит сразу и в одном месте. Подобная концентрация невозможна в пригороде или сельской местности. Небольшие строения, часто с единственной функцией, не создают ни сложности, ни полиритмичности. В городе соединение в одном месте и времени разных практик нагружает пространство, делает его более насыщенным. А наибольшей насыщенностью внутри самого города обладают ключевые транспортные, культурные и деловые районы.

The crowd in Metro Moscow

Городские ритмы отличает не только насыщенность, но и высокая частота. Сельская местность замкнута внутри себя и почти статична. В городе расстояния больше, но и преодолеваются они быстрее. Метро, электрички, автомобили меняют представление о достижимости, и город наполняется разными векторами движения. Эш Амин и Найджел Триффт предлагали рассматривать город как множество потоков, сменяющих друг друга. Темп и направленность потоков охватывает все проявления городского. Разные потоки можно трактовать как разные ритмы. Они могут сосуществовать физически близко, пересекаться и воздействовать друг на друга или же проходить параллельно.

Широкий проспект органично смотрится из окна автомобиля, но для пешехода выглядит большим, подавляющим и монотонным. Его взгляду не за что зацепиться, а расстояния кажутся слишком большими. Как и в случае с высотными торговыми центрами, пространство структурирует действия. Слишком большие для скорости пешехода расстояния утомляют. Здесь нет мелких деталей, которые могли бы сделать фрагменты пути уникальными, функциональными и интересными. Автомобильный и пешеходный ритм здесь параллельны друг другу, но они не совпадают. Лефевр называет такое несовпадение аритмией. Особенно ощутимым диссонанс становится в случае близости тротуара к автомобильной дороге.

Движение и его темп могут регулироваться через постройки и планы. Но город остается пересечениям сотен и тысяч ритмов — звуков, запахов, движений, реакций. Это сложная множественность.

Ритмы меняются

«Ритманализ» вышел в свет в 1992 году. С этого момента отследить ритмы стало проще. Большие данные позволяют описывать буквально все: высоту зданий, частоту объектов на пути пешеходов, скорости движения, громкость и характер звуков и многое другое. Измерить ритмы теперь легко. Но можно ли на них воздействовать? Ритм — единство времени, действия и места. Кто-то делает что-то здесь и сейчас. И влияние на один из компонентов меняет весь ритм. весь ритм.

Фото: Алексей Филоненко

Вопрос о «дурном влиянии» городов звучал с самого начала урбанизации. Быстрые ритмы жизни, как будто, входят в противоречие с ритмами естественными. Сегодня с повышенными темпами жизни борется практика замедления. Ее приверженцы призывают не поддаваться перенасыщенному городу, а находить удовольствие в повседневных занятиях. Фактически, практики замедления — это попытка подчинить себе ритм и скорректировать его. Например, медленные завтрак, ванна или чаепитие. Место и действие остаются неизменными, но отведенное время меняется. Теперь его достаточно не просто для функциональности, но и чтобы осознать, что происходит и насладиться процессом. Действия становятся более осмысленными и упорядоченными. Место тоже начинает постепенно меняться. От декора частного пространства к расцвету кофеен и чайных и даже коворкингов с возможностью выращивать растения.

Практики часто определяется местом. Менять место, значит менять заложенные в него практики. Например, широкий «аритмичный» пешеходу проспект можно разбить на несколько зон со своим функционалом и стилем. Часто место не позволяет одних действий и располагает к другим. Например, на пустырях сложно играть в детские игры. Но часто иного выхода просто нет. Тогда практики начинают определять место. Так появляются самодельные игровые площадки. Потребность в действии может стать катализатором изменений места. Музыка в наушниках из начала статьи тоже становится таким изменяющим место действием.

Изменение лобового из компонентов влияет на два других. За ритмами города полезно не только наблюдать, они помогают понять, как устроен город, какие в нем происходить взаимодействия и как поменять их к лучшему.

Читайте также