Геомедиа: город между цифровым и физическим — ШЭР
Геомедиа: город между цифровым и физическим
, 14 февраля, 2021 г.
Эмма Тарасенко
культуролог, философ, независимая исследовательница

Что такое геомедиа?

Как часто вы выбирали, в какую кофейню пойдете с друзьями по профилю в инстаграм? Выкладывали свои фотографии с геотегом? Шли или ехали куда-то по навигатору? Простые действия, за которыми сложно с первого взгляда отгадать смещение в планировании и проектировании жизненных сред, вопросах этики, способов коммуникации и взаимодействия с не только друг с другом, но и с окружающей средой. Сегодня повседневность в городе связана не только с физическим пространством. Она постоянно разворачивается в пространстве цифровом, а их неразрывную связку определяет новый тип медиа — геомедиа.

Термин впервые вводит Скотт Маккуайр в одноименной работе. По Маккуайру, это средства массовой коммуникации с привязкой к геолокации, которые позволяют действовать в режиме реального времени и давать обратную связь. Геомедиа покрывают город повсеместно и фактически проникают в его структуры.

Как и многие привычные вещи, разработка первоначально была военной. Вместе с прото-интернетом (сетями военного назначения) появились и первые ГИСы. Гео-информационная система — виртуальная карта, где объекты сопровождаются какой-либо информацией. Сегодня это привычные нам Google Maps или 2GIS. ГИСы первыми связали физическое и виртуальное пространство, и эта связь легла в основу нового типа коммуникации. «Геомедийны» все соцсети, способные привязать нас к геолокации и предполагающие мгновенный отклик. То есть, просто все.

Великий переход

Переход к геомедиа происходил постепенно с развитием технологии и переосмыслением роли места. Кинотеатр, возможный в 20 веке только как специальное пространство теперь может быть в любом месте благодаря смартфону или ноутбуку (аппаратная теория кинематографа Жана-Луи Бодри больше не работает, уже не пространство кинозала определяет зрительский опыт). 

Геомедиа позволяют переносить привычные практики в абсолютно любое место. И это трансформирует сами практики. Их влияние становится тотальным, всепроникающим, и его невозможно отключить. В отличие от медиа 20 века: нормально закрыть газету или  выключить выключить, но когда долгий ответ в телеграмме — повод для беспокойства. Ведь от коммуникации ситуативной  происходит переход к коммуникации повсеместной. Медиа больше не посредник, они больше не вторичны по отношению к событию, сами события начинают происходит внутри медиа, в режиме реального времени. Новости в газете 19 века рассказывают, стрим сегодня происходит в присутствии зрителя. Лучшая иллюстрация — фильмы в жанре скринлайф, где сама история невозможна без «железа». На экранах героев разворачиваются события одновременно и в физическом, и в виртуальном пространстве.

Разница ощутима, но как она качественно меняет город?

Виртуальная Агора

Летом 2020 стало известно о застройке исторического участка Ивановской горки. Редевелопмент — а в данном случае просто снос исторических зданий — вызвал резонанс и отклик неравнодушных людей не только среди местных жителей, но и по всей столице. Все благодаря мгновенной реакции и возможности привлечь внимание к реальным объектам и местам с помощью виртуальной среды. Вокруг Ивановской горки начали собираться (виртуальные) сообщества, людей объединяла цель привлечь внимание к ценности места и остановить застройку. Меньше чем за неделю возникли экскурсии, тексты, интервью, пикеты. С каждым следующим действием проблема становилась более видимой. Хотя ситуация все ещё не разрешена, застройка временно приостановлена.

Новости о застройке квартала вполне могли транслировать СМИ середины 20 века. В чем здесь отличие от привычных «старых» медиа? Граница раздела становится очевидной, когда мы смотрим на инициатора и способ распространения новости. Если для СМИ такое событие — инфоповод, то для людей — проблема. И о ней говорят непосредственные участники, а не внешние наблюдатели. Геомедиа с их моментальной реакцией и постоянным присутствием в жизни позволяют говорить самим участникам событий, не дожидаясь пока скажут за них. Говорить друг с другом и вовлекать новых сопричастных и неравнодушных. Геомедиа позволяют солидаризироваться.

Можно снять видео с места происшествия или выложить новость в твиттер — реакция последует. Мгновенность и повсеместность делает цензуру проблематичнее, а разнообразие точек зрения больше. Крупные СМИ никуда не исчезают, но они работают иначе: аккумулируют оперативную информацию не только от корреспондентов, но и от очевидцев. Меняется и формат вещания. Теперь проще оперативно узнавать новости из онлайн-трансляций, нежели читать в газете события за прошедший день. Само понятие «мониторить» буквально отражает, как работают геомедиа.

Одна из проблем городов в 20 веке, о которой упоминает Джен Джейкобс — тотальные незнакомцы, к которым люди перестают чувствовать эмпатию. Так распадается среда, ведь незнакомыми оказываются даже собственные соседи. Геомедиа позволяют знать, что происходит, как рядом, так и за тысячи километров. Парадоксально, но часто они становятся источником информации о тех, кто живет в твоем доме, районе, улице. Страх тотального неизвестного пропадает, когда ты знаешь, с кем и чем имеешь дело. Солидаризация и узнавание, которые дают геомедиа, — одно из возможных решений «проблемы незнакомца».

Новое измерение города

Геомедиа практически повсеместны и привязаны к реальным локациям. Это меняет повседневность города. Теперь взаимодействие с различными его частями доступно из отдаленных точек. Город больше не неизвестен: улицу, место, ориентиры можно узнать заранее и видеть ежесекундно. В 1960х Кевин Линч судил о четкости города по удобству ориентации. Сегодня в городах ориентируются по Google-картам.

Геомедиа не только «показывают» город. Они делают городскую среду интерактивной, способной откликаться на запросы и потребности. Вот человек идет по улице — вот он точка на карте — вот таких точек становится сто, тысяча, сотня тысяч. Так появляются большие данные, в новом свете раскрывающие город. Оперативность информации позволяет анализировать происходящее в реальном времени, планировать и сроить долгосрочные перспективы. Пользователя видно, видны его потребности и действия — куда он идет, что покупает, какой отзыв оставляет. 

Количество людей, температура, отзывы, загруженность слотов байкшеринга — все это делает среду известной пользователю заранее. Он может удаленно взаимодействовать с ней и уже не окажется в нее «заброшен» — среда перестает быть агрессивным и неизвестным квестом, благодаря новому «измерению».

Проекты компании Habidatum оперируют большими данными: они анализируют потребительские предпочтения, состояние экологии, туристическую активность и загруженность улиц. И в основе анализа — привязка высказывания (например, в твиттере) к активности в городе.

Прозрачные стены

Геомедиа делают видимыми потребности людей, дают им голос и позволяют наблюдать за активностью. Они собирают данные. А любой сбор данных ставит вопрос об их использовании. Город становится буквально прозрачен: кто ходит в те или иные районы, каким пользуются транспортом что покупает, с какой частотой, сколько тратит кубометров воды в конкретном районе человек в месяц… Вся эта информация позволяет планировать развитие города. Но что с приватностью? Если доступна информация о всех, можно узнать о каждом.

Чаще всего, аналитиков не интересуют частности, хотя именно из них складываются показатели. Не важно кто конкретно проходит по набережной каждый день, важна ее проходимость. Анализ среды предполагает мышление потоками и показателями и за ними индивидуальное незаметно.

Сам Скотт Маккуайр утверждает, что появление геомедиа постепенно размывает рамки приватного и публичного. Публичное теперь проникает в приватное: работа уже не заканчивается с закрытием двери кабинета. Геомедиа повсеместны, процессы происходят быстрее, но при этом понятие частной жизни становится все более зыбким.

Уничтожается не только приватность, но анонимность. Каждый шаг, каждое действие оставляет цифровой след. Геолокация и тотальность позволяют отследить любого человека. Город теперь может оперативно трансформироваться под нужды жителей, однако личные данные доступны и открыты. И это нормально. Приватное будет скорее зоной невмешательства и отсутствия оценок со стороны общества, нежели тем, что тщательно скрывают.

Проблемы перехода

Кардинальность перемен. Новое восприятие пространства, новая этика. Мир все еще в нестабильном состоянии становления геомедиа.

Общение становится более доступным и горизонтальным. Однако только для тех, кто обладает доступом к самим устройствам и каналам связи. Возникают исключенные группы, мнение и голос которых оказываются в слепой зоне. Солидаризация сообществ упрощается, но это относится к любым сообществам. А значит гипотетически начать влиять на физическое измерение города может любая группа с любыми воззрениями и интересами.

Приватность размывается. Мы можем влиять на город, наши потребности легче учитывать. Но теперь за нами и проще следить.

Роль геомедиа растет, среда становится комфортнее. Но растет не только удобство, но и зависимость от платформ. Софт-посредник производится крупными корпорациями. И все больше влияния в мире получают корпорации, контролирующих производство техники и программного обеспечения, такие как Apple, Google, Facebook, Amazon.

Переход к геомедиа осуществляется прямо сейчас, мы сталкиваемся как с огромными возможностями и преимуществами, так и с проблемами адаптации. Это не просто перенос привычных практик в новое «виртуальное» место, это тотальное изменение базовых концептов: публичности и приватности, анонимности, времени. И в наших силах справляться с вызовами и использовать все возможности.