Будущее малых городов
, 04 сентября, 2020 г.
Даниил Веретенников
Урбанист, архитектор, градопланировщик

Почему города перестают расти и начинают сжиматься? У этого явления целый клубок причин, но наиболее драматичный поворот события принимают в тот момент, когда начинаются проблемы на градообразующем предприятии. 

В России 320 моногородов, а это значит, что судьба по меньшей мере 13 миллионов человек напрямую или косвенно зависит от успешности функционирования предприятия, которое служит главным работодателем в городе. Любые происходящие на нем оптимизации и сокращения приводят к новым волнам оттока населения – преимущественно в крупнейшие города, где с трудоустройством дела обстоят куда проще. Закрытие градообразующего предприятия и вовсе может поставить под вопрос саму возможность дальнейшего существования города. Как бы ни развивались события, реальность такова, что большинство из таких городов рано или поздно столкнется с проблемой постиндустриальной трансформации: в них придется создавать новую экономическую базу, способную обеспечить горожан работой. 

Этот вызов одинаково остро встает перед самыми разными городами вне зависимости от того, в какой исторический период они создавались и в каких условиях развивались. По принципу возникновения все города можно с большой долей условности разделить на две группы: традиционные, которые появились в дореволюционное время, и индустриальные (города модерна), построенные в советский период как промышленные центры и поселки при различных фабриках, заводах и местах добычи полезных ископаемых. Демографический спад испытывают сегодня и те, и другие, однако нетрудно догадаться, что в наиболее уязвимом положении, как правило, пребывают города из второй группы. Такие города, появившиеся в эпоху великих социалистических строек как рабочие поселки при каком-либо предприятии, часто строились в районах с крайне сложными климатическими условиями и плохой транспортной связью с «большой землей». 

Что нужно для того, чтобы малые города продолжали жить? 

Если коротко, то наши надежды на спасение малых городов связаны с удаленной занятостью, дронами и эффективными средствами от комаров. 

Всё то, за чем люди переезжают в большие города из малых – лучший доступ к социальным благам, более широкие образовательные, карьерные и финансовые возможности, большее разнообразие форм досуга и культурного потребления и т.д. – служит ярким свидетельством бытующего инфраструктурного неравенста между центральными и периферийными, большими и малыми городами. А те факторы, которые заставляют редких дауншифтеров переселяться из столиц в провинцию – тишина, чистый воздух, единение с природой, спокойный и размеренный темп жизни, любовь к тем или иным региональным культурным особенностям – пока имеют ничтожный вес по сравнению с такими базовыми материальными ценностями, как надежная работа и разнообразный досуг. 

Однако существует большая вероятность, что именно эти сентиментальные соображения станут ключевыми критериями выбора места жительства в том будущем, когда будет достигнута повсеместная транспортная доступность и появится свободный спутниковый интернет. Что касается транспорта, то бросить вызов российскому бездорожью смогут дроны, способные перевозить людей и грузы на большие расстояния: технологии беспилотной авиации развиваются сегодня как никогда быстро. Рост транспортной мобильности и удешевление обеспечивающих её технологий существенно упростит доступ жителей отдаленных уголков страны к уникальным культурным практикам мегаполисов, избавив их от ощущения непреодолимой оторванности от внешнего мира. С интернетом всё еще проще: с 2018 года SpaceX реализует проект Starlink, чьи 12 000 спутников обеспечат высокоскоростной доступ в интернет по всей Земле уже через пару лет. 

Чуть менее однозначна ситуация с удаленной работой и дистанционным обучением. Необходимая онлайн-инфраструктура существует уже несколько десятилетий, однако массового исхода из офисов до недавнего времени не наблюдалось. Ожидается, что ситуацию может переломить пандемия – скорее даже не нынешняя, а одна из будущих, которая окончательно даст понять, что самоизоляция – это не экстраординарное разовое явление, а часть новой реальности, с которой периодически придется сталкиваться. Получив вынужденный опыт работы из дома, многие не только осознали реальность такого формата для отдельных родов деятельности, но и оценили все его безусловные достоинства. С нетерпением ждем результаты исследований, посвященных анализу трансформаций образа занятости в России и мире. 

Насколько дисперсная система расселения, образованная множеством небольших поселений, с эпидемиологической точки зрения эффективнее концентрированной – вопрос дискуссионный, но рост спроса на дачи и загородную недвижимость весной и летом 2020 года говорит сам за себя. А как за счет этого спроса снизить темпы сжатия малых городов и не дать ему конвертироваться в сотни гектаров «расползающихся» пригородов вокруг городов-миллионников – это новая задача стратегического планирования, которую нам только предстоит решать.